Черноголовка. Новости

Яндекс.Погода

среда, 19 декабря

пасмурно-8 °C

Онлайн трансляция

«Прощенный в ночь…» Пасхальные аллюзии булгаковского романа

11 апр. 2018 г., 15:00

Просмотры: 239


«Пасхальность в русской литературе» – так называлась лекция, которую прочитала 4 апреля в Черноголовской библиотеке кандидат филологических наук Вера Матвеенко. Примером разбора стал роман Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». Символично, что встреча с читателями состоялась в середине Страстной седмицы, за три дня до самой Светлой Пасхи.

Слово «пасхальность» по отношению к русской литературе делает нашу классику еще более загадочной и глубокой. Конечно, если мы читаем произведения Владимира Набокова «Пасхальный дождь», Ивана Шмелева «Лето Господне», то в них все очевидно. Ожидание Великого дня, традиции, которые чтили, бережно передавая из поколения в поколение. Николай Гоголь так писал о Пасхе: «Только в одной России празднуется этот день так, как ему следует праздноваться!» А что же Булгаков? Какими гранями своего романа «Мастер и Маргарита» он обозначил пасхальный мотив?
Милосердие, любовь и спасение – по этим опорным словам мы узнаем суть праздника Пасхи, так начала свою лекцию Вера Алексеевна. Все эти понятия отразились в русской литературе. Гуманистический реализм 19 века, поиск любви и справедливости в произведениях Толстого, Салтыкова-Щедрина, Чехова, Тютчева сменяются литератур ным взрывом эпохи модерна, - наступает 20 век! Ярким примером может послужить роман «Улисс» ирландского писателя Джеймса Джойса, который вмещает много философских и культурных аллюзий: в фабуле и композиции прослеживаются аналогии с поэмой Гомера «Одиссея». Вам это произведение не напоминает автора другого бессмертного романа? Верно – Булгакова и его не менее противоречивую и многослойную книгу «Мастер и Маргарита».
«Я – мистический писатель… Жанр мой – фантастический», писал о себе Булгаков. Ослепительное подтверждение этому – роман в романе, зеркальная история Мастера и судьба его неприкаянных героев, Иешуа и Понтия Пилата. Наложение евангельских сюжетов (сцены в Ершалаиме начала новой эры написаны по мотивам Нового Завета) на гротескную прорисовку московского быта 30-х годов века 20-го рождают гремучую смесь человеческих характеров. Любовь, жертвенность Иешуа Га-Ноцри и трусость вперемешку с разбуженной совестью Понтия Пилата… Оторванность от жизни и безволие одаренного Мастера и преданность, отчаянная борьба за судьбу любимого у Маргариты.
По ходу лекции Вера Матвеенко детально проследила по тексту романа намеренные булгаковские несоответствия с евангельскими канонами, отметив при этом любопытнейшие символы-подсказки. К примеру, Пилат страдает от гемикрании – у него болит половина головы. Эта «половинчатость» есть и в характере героя, которому предстоит долгий духовный путь: через страх и предательство, осуждение невиновного на казнь – к спасительному страданию и покаянию. Чем и заслужил в конце романа прощение «в ночь на воскресенье».
Эта тема спасительного прощения волновала не только Булгакова. Вера Матвеенко напомнила нам строки Пушкина из поэмы «Борис Годунов» (монолог отца Пимена): «Да ведают потомки православных/Земли родной минувшую судьбу,/Своих царей великих поминают/За их труды, за славу, за добро/А за грехи, за темные деянья/Спасителя смиренно умоляют». Это и есть пасхальность в русской литературе.

ТРАДИЦИИ
В наших областных библиотеках сложилась добрая традиция – изучать историю праздника Пасхи. Как сообщает Министерство культуры МО, библиотекари оформляют тематические книжные выставки, проводят беседы, приглашают на встречу с интересными людьми. Читатели всегда узнают что-то новое о евангельских событиях, пасхальных традициях и символах.

Анна СТОЛИНА,
фото: автор