Черноголовка. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

понедельник, 23 ноября

пасмурно0 °C

В образование должны идти по призванию!

13 окт. 2020 г., 20:58

Просмотры: 544



Впервые я  увидела Аллу Ивановну Кагал на одном из мероприятий в школе «Веста». Необычная, яркая, энергичная. Подумалось: «Она могла бы быть актрисой». Впрочем, это и неудивительно: педагогика и артистизм тесно связаны, ведь одним из проявлений педагогического мастерства является творческий потенциал учителя, его способность неординарно мыслить. Позднее выяснилось, что она могла бы стать актрисой, но судьба распорядилась иначе.

- Алла Ивановна, расскажите, как Вы стали педагогом?
- Я не сразу решила заниматься педагогической деятельностью, по молодости идей было много: это и профессия врача, и стюардессы, но больше всего я мечтала стать актрисой, поэтому просила родителей  отпустить меня в Москву поступать в театральное училище. Да и мои школьные учителя говорили отцу: «Господин майор, у Вашей дочери задатки актрисы». Но так как старший брат уехал поступать в рязанское училище, папа, чтобы хотя бы я была рядом, сказал: «Свои театральные способности, дочка, будешь внедрять в педагогику». У нас как раз открывался  новый факультет «Педагогика и методика начального обучения» в институте имени Тараса Шевченко, куда я и поступила. Впрочем, я не сильно расстроилась, поскольку профессия педагога меня также привлекала.

- Ваш артистизм пригодился в школе?
- Не зря говорят: «Каждый учитель любит свой предмет и считает его самым лучшим». И я не стала исключением, ведь именно на уроках истории можно перевоплощаться. Когда я встречаюсь с моими бывшими учениками, окончившими школу 20 лет назад, они говорят: «Алла Ивановна, образ Екатерины, Цезаря и греческого сената так и стоит у нас перед глазами». Почему? Да потому что, если речь идет о римской империи, я надеваю золотой венок и красную тогу и, входя в класс, спрашиваю: «Кто к вам пришел?» И ребята отвечают: «Юлий Цезарь». Если мы изучаем Грецию,  надеваем белые тоги, сделанные из простыней, – и это греческий сенат. Если мы говорим о Екатерине Второй, то я надеваю костюм императрицы. Я считаю, что, если дети  увидели, они запомнят такое навсегда.

- Сколько лет Вы работаете в «Весте»?
- Все началось благодаря Елене Георгиевне Житомирской, которая основала эту школу, и когда закрывался детский сад «Лада», где я работала методистом. Елена Георгиевна позвонила и спросила: «Вы не хотите попробовать себя в школе?» Так я стала завучем по воспитательной работе и 1 сентября 1999 года пришла работать в «Весту». Я никогда не работала в такой маленькой школе, я работала на Урале, в большом комплексе. И когда я увидела «Весту», то подумала: «А как же это здорово, это же маленькая семья!»

- Как же Вы стали учителем истории?
- Я не историк, я учитель начальных классов. Да и в школе историю не особенно любила. Когда я говорю об этом детям, они не верят. Но это дело случая.  Однажды заболел учитель истории, ведущий 5-6 классы, и Елена Георгиевна мне предложила попробовать преподавать им. Первое время я обкладывалась учебниками,  стояла перед зеркалом и репетировала  урок.   После того как я отработала месяц, Елена Георгиевна   сказала: «Я хочу отправить тебя на курсы переподготовки». Я растерялась, а она успокоила: «У тебя все получится!» После окончания курсов первые пять лет я сидела и учила историю, мне очень помогал историк  из 75-й школы Алексей Валентинович, и вот уже двадцать лет этот предмет – мой конек, я его люблю и считаю, что дети тоже должны его любить. Заинтригуешь их, влюбишь - и будет нравиться.

- Современные дети, так называемое поколение Z, очень отличаются от тех, кто учился в школе 5-7 лет назад?
- Очень! Это дети-цифровики, как я их называю. Я иногда сижу и думаю: «Боже, какая же я древняя? Когда я им рассказываю, как впервые увидела сотовый телефон в американском фильме «Кобра», где главный герой, которого играл Сталлоне, нес огромный аппарат, а я думала: «А где же провод?», они смотрят на меня как на ископаемое и хохочут. Они – другие, их надо по-другому заинтересовывать, им надо показывать факты. С этими детьми интересно работать, я иногда записываю их сленг, чтобы быть в курсе, а старшие, например, любят определенные фильмы, и я дома просматриваю их, чтобы быть с учащимися на одной волне.

- Приходится работать с «трудными» детьми? Какой должен быть к ним подход?
- За двадцать лет у меня много было таких детей. Я хочу сказать, что многое зависит от семьи. Мало внимания, мало любви. Когда я только начинала работать в начальной школе, у меня был мальчик, который каждое утро приходил, обнимал меня и дарил конфетку. Я не могла понять, что же это такое. Я всегда, даже сейчас, начинала родительские собрания с просьбы: если у кого-то из родителей есть ко мне претензии, придите и скажите, а не ведите кухонные разговоры дома. И я поняла: видимо, родители этого мальчика были недовольны молодым учителем и так меня ругали в присутствии этого ребенка, что каждое утро он приходил и жалел меня, даря конфеты. Все идет из семьи, если нехватка любви, то дети приходят в школу,  обнимают… компенсация идет от нас.

- Не хотели бы уйти в большую школу?
- Я даже не могу представить, как я работала бы там. Мне кажется, что мне там было бы сложно работать. У нас классный педагогический коллектив, созданный еще Еленой Георгиевной, и здесь, как говорят, один за всех и все за одного. Это не просто слова: если надо кого-то подменить, мы никогда не спросим, заплатят нам за это или нет. Как можно детей без урока оставить?! В этой школе ученика видят как личность, здесь никогда не унизят ребенка.

- В будущем ЕГЭ по истории может стать обязательным. Что Вы, как учитель истории и обществознания, думаете по этому поводу?
- Я – противница. У нас как устроен мозг: информация, которая нужна, сохраняется. Я считаю, историю они будут знать, но досконально – термины, даты - нужны ребенку, который хочет поступать на исторический, юридический. Тем не менее для общего развития нужно знать.

- Наверное, сложно бывает в общении с родителями?
- Современным родителям дали много прав, а обязанности они забывают. Сейчас родители, если их что-то не устраивает, могут, минуя директора школы, не обсудив проблему с классным руководителем, написать в Министерство или в Отдел образования. Бывают даже такие, кто учит нас, как вести уроки. Я всегда говорю: если у вас есть вопросы, в любой момент вы можете ко мне прийти, посмотреть, как я веду урок.  Сейчас появилась еще одна такая манера – вымаливание оценок. Получил ребенок двойку, тут же звонят, спрашивают, как так? Я   говорю: « А вы посмотрели, сделал ли ваш ребенок домашнюю работу? Я понимаю, вы – добытчик, вы работаете, но воспитание – это первая обязанность». Школа обучает, воспитывает, но в основном - это ваш ребенок, вы должны все делать для него. А потом, в двадцатом веке учитель был эталон,  перед ним снимали шляпу, а сейчас....

- Не устали от работы?
- Я всегда говорю: «В образование должны идти по призванию, если ты уважаешь ребенка, это твоя профессия. Если же между тобой и ребенком, независимо от полученного тобой образования, стоит барьер, у тебя не будет контакта с детьми, ты не учитель». И еще - нужно вовремя уйти из школы. Если тебя  раздражают дети, ты не можешь работать, не находишь с ними контакты, надо уходить, чтобы остаться в памяти такой, какая ты была раньше. Это мое кредо.

- Какие качества Вам помогают и мешают в работе?
- Во-первых, я взрывоопасная, я могу взорваться, но быстро успокаиваюсь. Я спокойно могу подойти к ребенку и, если не права, извиниться. А еще они знают, что я могу сильно обидеться и не разговаривать. Все могу простить, кроме вранья. А помогает мне моя эмоциональность. Когда они отвечают на вопросы  неправильно, обо всем говорят мои глаза.

- Ваши пожелания коллегам?
- Конечно же, терпения, преданности своему делу,   здоровья, благополучия и чтобы на работу идти, как на праздник.

 

Елена Львовна Корочкина

Обсудить тему

Введите символы с картинки*