Черноголовка. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 15 сентября

пасмурно+13 °C

Онлайн трансляция

Большой ученый, руководитель и общественный деятель. Памяти Виталия Васильевича Аристова посвящается

07 сент. 2018 г., 10:52

Просмотры: 282


6 сентября исполняется 40 дней со дня кончины Виталия Васильевича Аристова (29.4.1945 – 29.7. 2018), бывшего директора ИПТМ РАН (1988-2004), доктора физ-мат наук (1980), члена-корреспондента РАН (1997), большого, даже выдающегося, ученого и общественного деятеля, хорошо известного Черноголовке, и не только...

Он родился в Тамбовской области в год Победы. Семья самая обычная, мать всю жизнь проработала учительницей, многие родственники, как говорится, люди самые простые, но какой-то особенный ген в роду был. Да и тамбовские – они упорные, мы знаем. Виталий стал членкором и директором академического института, а брат Василий - директор института в Переславле-Залесском…
Еще будучи студентом-дипломником в лаборатории В.Ш. Шехтмана, Виталий выполнил уникальное исследование, которое позволило ему закончить МФТИ на год раньше однокурсников и с 1967г. числиться сотрудником ИФТТ. Продолжая плодотворно заниматься рент-геновской оптикой (сейчас это важный раздел физики твердого тела), В.В. Аристов вместе с товарищами по лаборатории стал в 1979 году лауреатом премии Ленинского комсомола. Потом у него будут еще ордена, медали, грамоты. Впрочем, он никогда этим добром особенно не гордился. В 1984-м вместе с Ч.В. Копецким он перешел в новый Институт проблем технологии микроэлектроники, а после преждевременной смерти Чеслава Васильевича с 1988 г. по 2004 г. возглавлял его.
Аристову пришлось руководить институтом в труднейшие годы перестройки и всеобщего развала, и его большая заслуга в том, что он удержал институт на плаву, сумел сохранить костяк научного коллектива. Более того, институт и в тяжелые времена продолжал эффективно работать, проводить свои традиционные конференции, даже заниматься капитальным строительством. Несомненно, личный вклад Виталия Васильевича в это – решающий. Насколько я знаю, его научные достижения в области рентгеновской оптики получили мировое признание и даже рассматривались в качестве претендующих на присуждение Нобелевской премии. Виталий собрал в своей лаборатории очень сильный состав. Да и институт, которым он руководил в самые трудные годы, дал миру двух нобелевских лауреатов, что говорит само за себя.

 научные достижения Аристова в области рентгеновской оптики получили мировое признание и даже рассматривались в качестве претендующих на присуждение Нобелевской премии


Трудно перечислить все, что сделано Аристовым в науке. О Виталии как выдающемся физике говорили на гражданской панихиде крупные специалисты из его области исследований - микроэлектроники, рентгеновской преломляющей оптики, электронной микроскопии. Соболезнования были присланы из Президиума РАН, из Сибирского отделения, из многих городов России и из-за границы, где работают ученики и коллеги Аристова. Назову только фамилию Г.Я. Красникова — председателя межведомственного Совета главных конструкторов по электронной компонентной базе РФ. Появились некрологи и в интернете. Виктор Кон, известный теоретик из Курчатовского института, работавший и в ИПТМ, писал: «Виталий мне запомнился как удивительный человек, в том смысле, что он был большим чиновником и одновременно оставался реальным ученым. У него совсем не было чиновничьей манеры держать дистанцию с людьми как бы не его круга… Работы Аристова известны не только в России, но и на Западе… Виталия Васильевича долго будут помнить его коллеги и друзья».
Виталий был на три года старше меня, да еще и на год раньше положенного окончил Физтех, занимал уже приличные должности, но мы были оба физтехи и мы были на ты. Познакомились в начале 70-х годов, когда он был секретарем комсомольской организации ИФТТ, а я был членом комитета комсомола ФИХФ-ОИХФ. Комсомол был тогда не пустое слово. Мы сажали аллеи, устроили парк, проводили множество спортивных соревнований, устраивали замечательные вечера самодеятельности, выпускали огромные стенгазеты и пр. Появились советы молодых ученых (у нас – Фортов), соответствующие конкурсы - это тоже при комитетах комсомола… Прекрасно помню один их совместных вечеров той поры в ДУ. Все институты выставляли номера самодеятельности, от ИФТТ должны были петь какую-то песню, девицы вышли, открыли рот и так сконфузились, что убежали со сцены. Народ недоумевает и переживает, всем неловко. И тут в один прыжок на сцену буквально взлетает сам комсомольский секретарь и без всякого музыкального сопровождения, мощно, красиво, правильно исполняет песню, да еще какую – «Мыла Марусенька белые ножки»! Зал неистовствует, народ в восторге, аплодисменты оглушают, это явно «гвоздь» всего вечера.
Потом наши пути подразошлись, но товарищеские отношения остались…
Наступает и бурно проходит год 89-й. Съезды нардепов, среди которых и откровенные враги народа и страны. Сначала выборы в Верховный Совет СССР, потом - РСФСР. В начале декабря я иду к Виталию (он с 1988 г. директор ИПТМ) уговаривать выдвинуться в депутаты: надо противостоять! Нахожу полное его понимание, согласие, но… чувствую, что он клонит еще куда-то. Это «куда-то» оказалось скаутизмом-разведчеством, замечательной детской организацией ОРЮР, существующей с 1909 года и сохраненной в русском зарубежье… Он, оказывается, только что встречался за границей с русскими эмигрантами, детьми «первой волны», и много на эту тему разговаривал. Его идея создания  такой организации захватила. А и нас тут волновала эта серьезнейшая проблема – образование и воспитание молодежи. Комсомол пропал куда-то, пионерия тоже, школы явно уходили от воспитательной функции, да и образовательную исполняли все хуже. В общем, у нас наряду с либералами было достаточно людей, которые хотели, чтобы их дети воспитывались в традиционном православно-русском духе, чувствовали, как в большой семье, плечо друга, умели жить на природе и в согласии с ней. Если кратко, то, как поется в гимне ОРЮР, – чтобы были «бодры мыслью, телом и душой».
Короче говоря, я достаточно легко достиг своей цели - подвигнул его на выдвижение в кандидаты, а он своей – уговорил меня заняться проблемой ОРЮР. Потом два с лишним месяца не в самой честной избирательной кампании (про будущие мы уж и не говорим) сражались мы за нашего Виталия с его программой духовного и национального возрождения. Силы, однако, были не равны. СМИ, и не только СМИ были на чужой стороне…
Со скаутами получилось лучше. Именно Аристов стоял у истоков возрождения в России организации скаутов-разведчиков. Благодаря ему возникли первые отряды юных разведчиков, первая дружина, первый отдел, распространилось скаутское движение на многие регионы нашей страны. Благодаря его авторитету не только ИПТМ, но и другие организации Черноголовки (Объединенный профком, Администрация, Президиум НЦЧ РАН) помогали нашим детям проводить палаточные лагеря, походы и слеты, закаляться физически и духовно. А Виталий Васильевич был нашей опорой, основой, нашим оплотом.

Кстати
Ученики и последователи школы Аристова, регулярно участвуют в конкурсах научных проектов, проводимых министерством инвестиций и инноваций МО, и неоднократно получали грамоты правительства МО, РНФ, РФФИ и др.


Общественная деятельность Виталия Васильевича не ограничивалась работой с детскими организациями. Он искал выходы из того положения, в каком оказался наш народ, наша страна в 90-е годы. Он был неравнодушен к тем несправедливостям, которые были при старом строе и которых стало так много при новом, говорил обо всем прямо. И это отличало его от многих других ученых, больших и не очень, замкнувшихся в собственной личине, получающих хорошие академические стипендии, занимающих по нескольку весьма теплых мест и молчаливо соглашающихся со всеми безобразиями, что творились и творятся, при этом в узком кругу высказываясь обязательно либерально. Виталий не был либералом, он был патриотом, настоящим.
Он обращался к различным общественным силам, приглашал в Институт (и в Черноголовку вообще) политиков, мыслителей, представителей разных партий. Благодаря ему состоялись встречи, например, с такими людьми, как легендарный генерал Варенников и очень умная Наталья Нарочницкая. Благодаря Виталию Черноголовка слушала великую русскую певицу Татьяну Петрову. Одно время Аристов активно сотрудничал с Международной Славянской Академией наук, образования, искусств и культуры. Он общался там со скульптором Вячеславом Клыковым, тогда еще митрополитом Кириллом, Бабуриным, многими другими – экономистами, писателями, священнослужителями. В Российской академии наук он тяготел к тем, кто занимался реальным делом на пользу России, связанным в основном с обороной страны.
Он всегда собирал около себя очень талантливых людей. Или они собирались вокруг него! Он был компанейский, как правило, бод-рый, общительный, всегда готовый поддержать здравое предложение, поспорить о том, что ему не нравилось. Он был Личностью увлекающей и увлекающейся, иногда – чрезмерно... В последнее время его, русского православного человека, волновала ситуация с РПЦ, взявшей на себя функции прежнего агитпропа, только развернутой на 180 градусов. И он не мог молчать…
Этим летом, перед отъездом в отпуск, я видел его. Он был какой-то очень аккуратный и необычно тихий. Я бежал куда-то, мы перебросились несколькими словами, а обсудить нам с ним было что, весьма важное. Договорились – продолжим как вернусь… Когда вернулся, его уже не было.
... Его могила в Макарове на главной аллее, почти напротив Федора Ивановича. Это правильно. Масштаб его деятельности, конечно, был гораздо шире нашей маленькой, хоть и такой непростой и весьма когда-то важной Черноголовки… Но он очень любил наш поселок, немало для него сделал, для черноголовских детей особенно… Будем помнить!

Михаил Дроздов

Полностью материал читайте в № 36 "Черноголовской газеты"

Самое читаемое