Черноголовка. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

среда, 16 июня

ясно+14 °C

Измученные, но не покоренные. Воспоминания жительницы блокадного Ленинграда

31 янв. 2018 г., 10:57

Просмотры: 1302


Ярким примером стойкости в истории Великой Отечественной войны стал город-герой Ленинград. Его жителям пришлось пережить 900 дней голода, непосильной работы под обстрелами и бомбежками. Полное снятие блокады Ленинграда, произошедшее 27 января 1944 года, - это победа, которая досталась большой кровью советских солдат и офицеров и миллионами смертей мирных жителей - детей и взрослых, измученных, но защищавших свой город до последнего.

Сентябрь 1941 года - начало блокады Ленинграда. 8 сентября фашисты захватили Петрокрепость (город Шлиссенбург в Кировском районе Ленинградской области), отрезав город от сухопутных путей.

900
дней
продолжалась
блокада Ленинграда


Стремительный захват Ленинграда, который планировал Гитлер - провалился. Фашисты достаточно быстро подошли к пригороду, но встретили ожесточенное сопротивление на подступах к Ленинграду. Солдатам вермахта пришлось укрепляться и готовиться к затяжным боям.
 13 сентября в Ленинград прилетел Георгий Константинович Жуков. Его основной задачей была оборона города, Сталин на тот момент признал ситуацию практически безнадежной и был готов «сдать» его немцам. Но при таком исходе вторая столица государства была бы полностью уничтожена вместе со всем населением, которое на тот момент составляло 3,1 миллиона человек. По воспоминаниям очевидцев, Жуков в эти сентябрьские дни был страшен, только его авторитет и железная воля остановили панику среди солдат, обороняющих город. Немцы были остановлены, но держали Ленинград в плотном кольце, которое не давало возможности снабжения города.
Гитлер решил не рисковать своими солдатами, он понимал, что уличные бои уничтожат большую часть северной армейской группировки. Он приказал начать массовое истребление жителей Ленинграда. Регулярные артобстрелы, бомбардировки с воздуха постепенно уничтожали городскую инфраструктуру, продовольственные склады, источники энергии. Вокруг города были возведены немецкие укрепрайоны, которые исключали возможность эвакуации мирных жителей и снабжение их всем необходимым. Возможность сдачи Ленинграда Гитлера не интересовала, его главной целью было уничтожение данного населенного пункта. На момент образования блокадного кольца в городе было множество беженцев из Ленинградской области и прилегающих районов, эвакуироваться успел лишь небольшой процент населения. На вокзалах скопилось большое количество людей, которые пытались покинуть осажденную северную столицу. Среди населения начинался голод, который Гитлер назвал своим основным союзником, при захвате Ленинграда.
Участница блокады Альбина Владимировна Иванова сегодня проживает в Черноголовке. Она поделилась своими воспоминаниями о том страшном периоде своей жизни.
«Когда началась блокада, мне было 9 лет. Я до сих пор все помню, хотя многое не хочется вспоминать. Иногда нам давали тесто. Кусочек, который умещался в носовом платке - на меня, маму и брата, который был младше меня на 4 года. Однажды мы с соседкой пошли отоваривать карточки. Я пошла вперед, была в кроличьей шубе. И вдруг на меня напали собаки, они учуяли запах теста. К счастью, соседка отогнала их палкой. Собаки тоже были сильно истощенные, но шубу они мне изорвали совершенно.
Папа воевал в Ленинградском округе, на подступах к городу. Как сейчас помню, это было 7 ноября 1941 года, с нарочным папа попросил передать нам часть головы коня (хотя блокада началась в сентябре, уже в ноябре было очень голодно). Это был настоящий праздник. Мама варила этот кусок в медном чайнике с заткнутым носиком, чтобы запах не уходил.
Мы жили на Литейном и на саночках с небольшим бидоном ходили на Неву за водой. Не было ни отопления, ни воды, ни электричества.
Мама уходила на работу и запирала нас с братом на ключ. Если звучала сирена, мы забирались под родительскую кровать  - у нее было дно из металлической сетки. Набирали с собой подушки, одеяла. Нам казалось, что под этой сеткой мы были в безопасности, хотя жили на 4-м этаже шестиэтажного дома.
Центр города был невероятно разгромлен. От домов оставались одни стены. У одного здания передней стены не было, а на одном из верхних этажей на одной ножке висел рояль. Люди, которым надо было пройти мимо, переходили на другую сторону, хотя все были сильно истощены и считали каждый шаг.
В марте 1942 года по «Дороге жизни» нас с братом эвакуировали. Мама оставалась в Ленинграде. Нас увезли в детский дом в Кировской области. В марте лед на Ладоге был хрупкий, поэтому нас везли санным поездом. Десять саней по 10 человек в каждых. Нас закопали в сено, сверху накинули белые плащ-палатки. По дороге мы собирали снег с плащ-палаток и ели его.
На остановках брат лез здороваться с лошадьми. Когда прощались, мама говорила: «Держи его, не выпускай из рук».  Я держала. Когда пересекли Ладогу, к нам выходили женщины, давали детям вареные куриные лапки. Нам лапки не досталось, что и спасло. У детей, которые их ели, началось  сильное расстройство желудка. Нам ведь нельзя было есть белок. Мы были дистрофики – голубоватые косточки и опухшие, отекшие ноги. Больных ссаживали. Из 100 человек до детского дома доехали 52.
В интернате к нам исключительно хорошо относились, очень жалели, никто не обижал. Директор школы, в которой мы там учились, предсказала, что я стану ученой. Я с детства хорошо знала арифметику.
На одной контрольной сзади меня сидел одноклассник и тыкал меня пером, чтобы я решила его вариант. Учительница увидела это и посадила меня за свой стол, сказала, чтобы я просуммировала числа от 1 до 100. Она думала, что я буду складывать 1+2+3 и т.д. И эти вычисления займут у меня весь урок. А я вообразила, что передо мной лента. На ней я мысленно расположила числа от 1 до 100 и сложила ленту пополам. Получилось 1+100, 2+99, т.е. 50 раз по 101 – это 1050. Эту задачу я решила быстро и устно. Учительница очень удивилась и повела меня к директору, которая сказала: «Быть тебе, Иванова, ученой». Что и сбылось, я стала  физиком-теоретиком.
В детском доме мы прожили 2,5 года. Когда сняли блокаду, мама выяснила, где мы находимся, и сразу приехала за нами. Мы возвращались в Ленинград на эшелонах, вывозивших разбитые орудия. Это были просто платформы без бортов, и мама очень боялась, что брат нырнет в дыру, так что всю дорогу мы его крепко держали» .

Анастасия ГОЛОВИНА

Обсудить тему

Введите символы с картинки*