Черноголовка. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 23 октября

пасмурно+6 °C

Павел Мартыненко: музыка соединяет все миры

02 сент. 2021 г., 11:46

Просмотры: 288



11 сентября на Южном Озере пройдёт городской музыкальный open–air фестиваль GRINФEST–2021. Дневные развлечения для всей семьи сменятся вечерним концертом на большой сцене с участием звёзд московской джазовой сцены. Фестиваль посвящён памяти нашего выдающегося земляка, бас–гитариста и композитора Романа Гринёва. Сегодня мы публикуем интервью с его другом и соратником по музыке гитаристом Павлом Мартыненко. На GRINФEST в Черноголовке они с Федором Сенчуковым (тромбон) представят публике свой новый музыкальный проект.  


– Паша, музыкальной истории, которую вы начинали с Ромой, уже более 30 лет. Расскажи с самого начала.
– Жили–были трое друзей–меломанов: Рома Гринёв, я и Федя Сенчуков, всем лет по 14–15. Потом появился Дюша Шишкин.  Если бы не Ромин мотор, заставивший нас развиваться и делать музыку самим, мы могли так и остаться лишь меломанами. 


– Как вы познакомились?
 – Как–то Гринёв зашел в раздевалку 82–й школы и спросил меня: «Есть альбом Burn Deep Purple?» У моего соседа были на катушках практически все альбомы, а у Ромы тоже все, кроме Burn. Так и познакомились. В начале 90–х неформальной внешностью сложно было удивить, но Гринёв был самым неформальным из всех – серьга, гидроперитовые волосы, порезанные джинсы, на которых правильные группы написаны. Посмотрев на джинсы, я понял, что музыкально мы сойдемся. Собственно, музыкально мы никогда и не расходились.


 – Как меломаны стали музыкантами? 
– Мы всё время искали себя в музыке – после репетиций собирались слушать, потом пытались сами сочинять, а Рома не только писал, но и редактировал нас. Он буквально заставлял сидеть ночи напролет и придумывать переходы между музыкальными фразами. У него получалось увидеть произведение целиком, это было наиболее важной частью нашего творчества.  


–  Свою музыку вы играли на концертах?
– Наш первый концерт был невероятно смешным – публика нас освистала. Нина Рувимовна Николова, директор молодёжного ДК, попросила выступить на 23-м км, в военной части перед солдатами. Когда Рома пел  «Злой демон приходит ко мне по ночам, когда так мало света, огни фонарей не дают мне ответа, и поэтому я  доверяю свечам», послышался дружный свист солдат. Такой вот первый коннект произошёл у нашей группы с аудиторией. Но нас это, конечно же, не остановило. Мы гордо возвращались в Черноголовку в грузовике вместе с аппаратурой, и ветер развевал наши длинные волосы.


В то же время постоянно шли пробы вокалистов, которые завершились утверждением на вакантную позицию Димы Лакштанова. В школьный газете писали, что 15–летний Лакштанов поет как 40–летний Джим Моррисон (Моррисон прожил 27 лет – прим. АА). Самым потрясающим был концерт в рекреации школы №82 – перед химическим кабинетом. 


В студии Дома культуры, где репетировали, проходила вся наша жизнь. Мы разработали специальную технологию проникновения в ДК – с 13 до 15 у них был обед, а у нас в школе уроки заканчивались в 12:55. Поэтому кто–то один уходил с уроков вперед, забегал внутрь, выключал сигнализацию и снимал её с окон. А мы залезали через окна внутрь. Очень хотелось репетировать.


– Помню ваш огромный концерт на нашем выпускном в 1994 году в фойе Дома учёных.
– Да, это был замечательный инструментальный концерт, где мы играли все вчетвером – я, Рома Гринёв, Федя Сенчуков и Дюша Шишкин. На YouТube есть видео выпускного, там этот концерт практически целиком.  Мы исполняли наши 15–минутные композиции, из которых Рома делал музыкальные поэмы – многочасовые произведения, которые переходят из одного в другое.
После школы мы поступили в Гнесинку – не с первого раза, но зато все. Наверное, мы все вместе виноваты, что стали музыкантами, но Рома как самый талантливый из нас, бесспорно, был нашим мотором.


 – На этом заканчивается школьный период вашей дружбы и творчества и начинается новый – времён Гнесинки.
– Наша группа немного в измененном составе стала называться Swing Street в честь физтеховской студии звукозаписи, куда мы ездили с Федей Сенчуковым и привозили 120 минутные кассеты с редкой музыкой. А потом название изменилось на Funk You и расширился состав. К нам присоединились саксофонист Егор Шаманин и гитарист Саша Староверов.  В Москве группа Funk You впервые выступила в клубе «Вермель», концерт помог организовать Дима Петров из группы «Точка росы». В этот раз никто уже не свистел, слушая нашу музыку.  Funk You существовала достаточно долго в разных составах – с вокалом и без, и всегда её сердцем был Рома Гринёв. Еще у нас был прекрасный концерт в Черноголовке, в молодёжном ДК. Мы готовились концерту в студии на заводе  – жёсткая сила воли Ромы помогала нам репетировать по 10 часов подряд. Наверное, более сложной музыки я не исполнял никогда. Мы вообще тогда играли больше для себя. Иногда мне даже казалось, что я играл для Ромы, и очень благодарен ему за это время. С Funk You мы много выступали в Москве, в клубах «Бункер», Bilingua и многих других. Несколько лет мы сотрудничали с Николаем Арутюновым – это был интересный этап в жизни.


– Раз уж у нас получается разговор в духе воспоминаний из ранних и поздних 90–х, что ещё было характерной чертой того времени применительно к вашей жизни?
– Мы с Ромой на автобусе, который уходил из Черноголовки в 6:35, за 35 минут утром доезжали до Москвы и максимум за полтора часа от дома до Гнесинки на Большой Ордынке. Но зато последний  автобус из Москвы в Черноголовку в 23:20 был более тяжёлым испытанием. Люди, заходившие на Балашихе, зачастую успевали затеять друг с другом драку по дороге в Дядькино. Приходилось прислониться в уголке с гитарой, чтобы не получить за компанию, – одним словом 90–е.


 – Что происходило в Гнесинке и после неё?
– Гнесинка была для нас сплошным праздником, каждый день появлялись новые друзья–музыканты. Ещё мы играли в ансамбле с Наташей Махоткиной, Сергеем Головней и Мишей Левановым (саксофон). Таким составом мы как–то выступали в Черноголовке – в КОНе. После училища у Ромы было очень много проектов – с Феликсом Лахути, «Станцией МИР» и другие. Потом возник чрезвычайно важный для Ромы проект Fusion Port, где они с пианисткой Натальей Скворцовой играли свою авторскую музыку (Fusion Port на фестивале GrinФеst 11 сентября в Черноголовке на Южном озере исполнит авторскую музыку Романа Гринёва – прим.  АА).


– Каким ты помнишь Рому?
– Рома всегда играл самобытно и с полной отдачей, хотел видеть не только себя в музыке, но и всю музыку целиком. Никто в Москве не играл на басу, как он. Понятно, что его игра стилистически близка Жако Пасториусу, но это совершенно своя, его авторская музыка, ни на что не похожая. Рома всегда был в хорошем смысле фанатом своего дела. Помню, репетировали на Белорусской, нужно было подготовиться к выступлению в очень короткий срок. Не было другого выхода, как со браться в 7 утра. Рома сказал: только попробуйте не соберитесь! Саксофонист Егор Шаманин приехал на базу в 7:15, а мы уже всем составом были там – никто больше не опоздал. 


Последнее время мы редко виделись. Была идея собрать Funk You, но не успели. Ещё я мечтал сыграть с Ромой классическую музыку. Когда–то давно, на выпускном в Гнесинке, мы играли Шуберта: я – скрипичную партию, а он – виолончельную. Выбрал дуэт Дебюсси и предложил ему сыграть.  К сожалению, этому не суждено было сбыться здесь. Может, в иных мирах получится. Музыка соединяет все миры.

 

Обсудить тему

Введите символы с картинки*

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц