Черноголовка. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

суббота, 22 января

небольшой снег-5 °C

Соло о скрипке и не только

02 дек. 2021 г., 20:05

Просмотры: 58


Размышления о музыке и педагогике Василия Кучерявенко

В ЧДШИ работают настоящие профессионалы. Каждый педагог пришел сюда со своим жизненным и творческим багажом. Об их жизни, наполненной интересными встречами, событиями, можно книги писать. Так и скрипач, и педагог Василий Владимирович Кучерявенко разрешил чуть-чуть заглянуть в закулисье своей жизни.


– Василий Владимирович, расскажите немного о себе.
– Мои родители жили в Москве. Мама работала помощником режиссера на киностудии, папа занимался монументальной живописью, делал люстры, подсвечники. Если вы помните, на улице Горького поручни магазинов были украшены витыми ручками – это дело рук отца. Потом папа получил в наследство дом в Харькове, и семья переехала, там я и родился. 

– Как получилось, что музыка стала вашей профессией?
–  Мои сестры играли на разных инструментах, отец и меня отдал на скрипку. У меня были очень хорошие педагоги: после папиного знакомого, однополчанина, я перешел учиться к профессору, который в своё время учился в Германии  у Карла Флеша. После 9 класса я поехал в Москву, мечтал учиться у знаменитого педагога Юрия Янкелевича. Но он направил меня к известному педагогу Майе Глезаровой, преподававшей в Московском музыкальном училище при консерватории. Позже я поступил к Елизавете Гилельс в Московскую консерваторию.

– Как развивалась ваша музыкальная карьера?
– Еще будучи студентом, я работал в Большом театре. Потом играл в филармонии у Дмитрия Китаенко. Директор Светлановского оркестра услышал меня на конкурсе и пригласил на штатную должность в свой оркестр. Этот момент жизни связан с интересным случаем: я сломал ногу и пришел  на конкурс на костылях,  так и выступал.  В Большом театре тогда сказали: «Ну вот, дожили: из театра уходят даже на костылях». В Светлановском оркестре я проработал 30 лет. Потом перешел в оркестр под управлением Павла Когана. Позже стал заниматься чисто педагогической деятельностью в школе имени Грига, в которой также работала педагог из ЧДШИ Наталья Мартыненко, она и позвала меня в Черноголовку. 

– Что вы можете сказать о своих учениках?
– В Черноголовке трудно учить детей музыке, потому что способные дети очень заняты: секции, математические и другие олимпиады, да и в школе большие нагрузки. Иногда они буквально прибегают, скажем, с биатлона. Так я их сначала чаем отпаиваю, а потом начинаем заниматься. К сожалению, современная система обучения привела к тому, что дети совершенно индифферентные.

– В чём, по-вашему, проявляется безразличие?
– Их сложно заставить проявить чувства. У меня ходят ученики на футбол или борьбу, а я сам занимался каратэ и пытаюсь их через это расшевелить. Но они абсолютно не готовы проявлять темперамент, характер. А для скрипки  темперамент важен. В моем понимании, есть тема, она состоит из определенного количества тактов или музыкальных идей и должна развиваться, доходить до кульминации. Если этого нет, то я считаю, что обманут и ничего от этой музыки не получил. Для меня категория  прекрасного – не пустой звук.

– У скрипача должны быть определенные качества?
– Раньше, когда шли учиться на скрипку, слух должен был быть абсолютным. Кроме того, существует ещё много критериев как основание для учебы на скрипке, и если у ребенка не было данных,  его не брали. Профессиональная работа на скрипке предполагает продолжительные занятия, иногда по 4–6 часов в день! Музыканты живут и общаются с инструментом, как с живым существом, добиваясь от него живого отклика и правильных ответов. А вообще, я стараюсь объяснить, что у нас есть два полушария мозга: одно отвечает за крупные задачи, другое – творческое. И для того, чтобы его развить остается два способа: писать от руки и играть на музыкальном инструменте. А если этого не делать, то половина мозга не работает. Мы приглашаем всех в нашу школу, где для каждого найдется педагог, который сможет помочь развиться любым талантам. 

– Может ли хороший инструмент влиять на качество игры?
– Многое зависит от мастерства музыканта. Но каждый инструмент имеет разную степень отзывчивости, поэтому даже умеющий играть на плохом инструменте иногда не может добиться желаемого.

– Вы мотивируете учеников на участие в концертах?
– Если они приносят заинтересовавшие их ноты, я с ними эти партии прохожу, показываю, как это должно играться. Если им хочется сыграть и ради этого  они лишних полчаса позанимаются на инструменте, это меня устраивает. Может быть, это их подтолкнет к более утонченному восприятию того, как они сами играют и как это должно звучать на самом деле. Я иногда говорю, если ты хорошо играешь, запиши себя на магнитофон, прослушай и сравни с другим скрипачом. И тогда скажешь, хорошо или нет ты это играешь. 

В детских школах искусств Подмосковья обучаются около 90 тысяч детей. Работа по сохранению и развитию детских школ искусств – одно из приоритетных направлений в деятельности Министерства культуры Московской области.

Обсудить тему

Введите символы с картинки*