Черноголовка. Новости

Возьми газету бесплатно

Яндекс.Погода

понедельник, 21 сентября

облачно с прояснениями+5 °C

В Черноголовке пройдет фестиваль памяти бас-гитариста Романа Гринева «Гринфест»

09 янв. 2020 г., 10:28

Просмотры: 199


18 января  в 19.00  в Большой гостиной состоится Фестиваль памяти бас-гитариста Романа Гринева «Гринфест».

 

Прошло чуть более года, как не стало бас-гитариста и композитора Романа Гринёва, уроженца Черноголовки, прославлявшего ее на джазовых площадках страны. В декабре 2018 года в Доме ученых НЦЧ РАН, в рамках фестиваля Cultural Intelligence, состоялся первый концерт его памяти в Черноголовке. Чуть ранее, в джаз-клубе Алексея Козлова, прошел масштабный фестиваль для москвичей. Было решено проводить подобные мероприятия ежегодно. Клуб Козлова собирает звезд джаза и блюза на «Гринфесте» в День рождения музыканта 8 декабря, а в Черноголовке мероприятие состоится 18 января 2020 года. На нем публике будут представлены авторские композиции Романа, которые прозвучат в исполнении коллег – редкий случай снова услышать его музыку.

 

Роман Гринёв был одним из лучших инструменталистов своего поколения, признанным мастером бас-гитары. Звезды джаза Сергей Манукян, Мариам Мерабова, Николай Арутюнов, Даниил Крамер, Алексей Кузнецов, Дмитрий Малолетов, известные артисты Михаил Башаков, Федор Чистяков и другие не скупятся на слова, признавая его уникальный дар, выступают на памятных концертах. Его называли «русским Пасториусом», хотя сам не любил подобных сравнений и оставался до конца преданным своему собственному пути в музыке. Сверстники и коллеги считают Романа Гринёва современным классиком, гуру отечественного фанка и фьюжна, и даже гением. Феликс Лахути, известный джазовый скрипач, назвал его «басовым Паганини», а музыку Романа — классикой русского фьюжн.

 

Он был многогранным музыкантом и объединил в своем творчестве множество стилей: блюз, фанк, афробит, джаз, фьюжн и другие. Но все стили лишь названия, настоящий музыкант существует вне рамок и определений, таким был Роман Гринёв, он чувствовал музыку насквозь и объединил в своем творчестве самые разные течения. Это отражает и концепция фестиваля «Гринфест» в Черноголовке – многообразие жанров, отсутствие рамок и барьеров в восприятии настоящей музыки. Главное – честность. Честность в музыке, с первой и до последней ноты, ответственность за каждый воплощенный звук, осознанность в каждой ноте и паузе – подход, который он исповедовал. Только TRUTH коллективы, представители самых разных направлений, выступят со своим авторским материалом и собственными версиями известных композиций.

 

В программе «Гринфеста» в Черноголовке:

— Борис Плотников Bаnd (Москва). Виртуоз губной гармоники, призер международных джазовых конкурсов, постоянный участник коллективов Евгения Маргулиса, Михаила Башакова, харпер №1 в России. Выступит с авторскими композициями Романа Гринёва, собственными авторским материалом и кавер-версиями в разных стилях.

— Feliz (Москва. Инди, электроника, соул). Вокалистка в группе «Браво». Чувственное и обволакивающее контральто с особенным «черным» оттенком. Лауреат конкурса «Усадьба Jazz» в категории «Вокал». «Она очень музыкальна, обладает оригинальным голосом и своеобразной манерой пения, которая не вписывается в общепринятые стандарты», — лидер группы «Браво» Евгений Хавтан.

— Илья Алехин и Salt Peanutz (Москва. Фанк). Ветеран столичной фанк-сцены. Современный динамичный фанк-соул с прогрессивным «правильным» нью-йоркским грувом и элементами джаза, ритм-н-блюза и world music.

— John Гопкинс (Москва. Рок, поп, блюз). Популярная московская рок-группа, исполняющая авторские композиции, энергичные блюзы и хиты зарубежной эстрады.

— Наталья Махоткина (Черноголовка, фортепиано).Лауреат международного конкурса, концертмейстер МГК им.П.И.Чайковского, артист Музыкального театра им К.С.Станиславского и В.И.Немировича-Данченко.

— Павел Мартыненко (Черноголовка, гитара).

— HAMISH (Черноголовка. Поп-рок). Яркие представители черноголовской сцены с собственным авторским материалом.

 

Мероприятие благотворительное – все сборы пойдут в фонд маленького сына музыканта. 

 

В преддверии фестиваля мы публикуем интервью о Романе Гринёве с одним из его участников, коллегой по сцене и другом Романа  - московским музыкальный продюсером, композитором и гитаристом Игорем Муллером. 

 

 - Игорь, как вы познакомились с Романом?

 

 С Ромой мы долго существовали в параллельном пространстве, слышали друг о друге, но не было повода поработать вместе. Когда нас, наконец, познакомила пианистка Наташа Скворцова, это было совершенно прекрасно. Я не могу сам для себя до сих пор сформулировать, что все это значило. Мы познакомились в 2014 году. Наташа Скворцова, зная, что я давно делаю Open Jam в Москве ( к тому времени уже около 8 лет) посватала Рому в наш House Band. И когда мы впервые оказались на одной сцене, у нас немедленно случился такой instant crush. 

 

 - Что вы стали вместе делать?

 

Несколько проектов, в которых мы так или иначе пересекались - джемы, а также мои истории с различными музыкантами. И был большой совместный проект с Борей Плотниковым (также один из участников фестиваля Гринфест в Черноголовке - ред.). Поэтому мы все время оказывались с Ромой в одном пространстве - музыкальном и личном.

 

Что именно имеете в виду под instant crush?

 

Как-то мы сыграли джем -  очень хороший джем, длинный, как мы все любили. Рома был со своим другом в баре, и я подошел рассчитаться с ним. Он меня обнял и говорит - вот это Игорь, с ним я чувствую себя немножко свободней. Я остолбенел. Я думал над этими словами и потом сказал ему - Рома, ты и есть такой человек для всех нас. Мы все с тобой чувствуем себя немного свободней. И это не вопрос строго музыкальный - Рома был очень свободен в музыке. С ним очень легко можно было быть лучше, чем ты есть. Я не знаю, что за магия такая, он был очень талантливым, очень профессиональным - но профессиональных музыкантов достаточно.  Ромина особенность была в том, что он всегда давал тебе место побыть суперклассным - солистом, аккомпаниатором. С ним это было легко. И свободно. Можно было быть каким угодно. 

 

Он любил дать соло на 10 минут - это было его право, и он на нем настаивал. Но точно также право каждого побыть звездой он уважал абсолютно не меньшей мере - может, даже в большей. Ему хотелось, чтобы люди вокруг могли выражать себя настолько полно, насколько они способны. Это уже не музыка, а психотерапия - возможность каждого человека побыть таким, какой он есть. На сцене, в рамках музыкального искусства, возможность побыть тем, кто ты есть на самом деле. И он такой был один. Это возникло мгновенно. Instant crush. Мы долго присматривались друг другу - но как только мы сыграли джем на одной сцене - не осталось больше никаких вопросов в отношении того, кем мы можем друг для друга являться. И мы, собственно, после этого и являлись. 

 

Как играл Роман? 

 

Он был страшный хулиган. Как музыкант он хулиганил. Это одно из тех качеств, которые  я очень сильно люблю в музыке - способность быть ироничным. И он шутил сам над собой, шутил над музыкой, которую он играет, очень по-доброму, без сарказма  - именно с иронией. Одновременно он мог относиться очень серьезно, умел цитировать все подряд во время своих соло, какие-то совершенно неожиданные находить цитаты, прочтения того, что он играет. Хулиганистый и невероятно талантливый. Собственно, вопрос не в технике - уверен, что в России есть музыканты техничнее, но они ни в какое сравнение не идут с Ромой. Рома был очень музыкален, свободен и хулиганист - а это совершенно термоядерная смесь. 

 

Что вы имеете в виду под музыкальностью Романа?

 

Ему не была нужна компьютерная точность материала, который он играет. Музыкальность  - это то, когда тебе приятно слушать человека, когда он играет один. Сам по себе. (Смеется) У нас была работа - я  жду его минут 30 внизу его московской квартиры, жду,мы опаздываем,  уже слова лезут на язык. Прибегает. - Что случилось?  - Я,  - говорит, -   Баха играл и записывал на видео. Вижу -  пора бежать, вскочил, дернулся провод. Все рухнуло. Колонка рухнула, гнездо сломалось. Пришлось брать другую бас-гитару. Бах очень музыкален. Рома очень любил Баха.

 

Для меня много значит, что человек слушает вне рабочего времени.  Рома Гринёв, джазовый басист, - думаю, многие воспринимали его именно как джазового фьюжн-басиста,  - любил абсолютно разную музыку. На джемах мы могли играть Pussy Cat Dools  или же песню  Psycho killer, qu’est-ce que c’est? Fa-fa-fa-fa, fa-fa-fa-fa играл с большим удовольствием. Он все это любил тоже.

 

- Чем была сцена для Романа Гринёва?

 

Мы все живые люди, и есть много вещей, которые с нами происходят. Но сцена всегда была для нас местом, где можно было оставить и забыть всё, что нам мешало. Сцена, как Рома говорил, позволяла почувствовать себя свободным. Она была для него идеальным местом для побега. Там он мог быть самим собой. К сожалению,  в жизни у него не всегда была такая возможность по целому ряду причин. Он переживал, что не мог нормально зарабатывать, из-за каких-то других вещей.  На сцене Рома ни о чем не переживал - разве что о том, что у него барабанщик играет плохо, поэтому он так грозно мог на него посмотреть прожигающим пронзительным взором, недовольным, что он там не так сыграл, - это все, чем можно было быть недовольным на сцене. А в жизни было намного больше того, чем можно было быть недовольны. Проблема еще и в том, что Рома как очень тонко чувствующий человек все переживал очень остро. Наверняка острее, чем это того заслуживало. Но он был такой, какой был. 

 

В течение последних 4-х лет мы сотрудничали достаточно плотно. Был небольшой перерыв,  пока не началась активность с Борей Плотниковым, а джемы закончились. 

 

 - Что  было самым главным в Романе?

 

Честность была его внутренним состоянием - именно это качество позволяло ему быть настолько искренним на сцене, потому что он был честен с самим с собой. В  некоторых вещах эта честность переходила в бескомпромиссность по отношению к себе. И, наверное, зря. Но ко всему остальному это было не зря. Это было уместно. 

 

Роме можно было доверять. В тот момент, когда мы с ним первый раз оказались на сцене, я понял, что могу верить этому человеку практически безоговорочно. Эта честность позволяла быть ему таким открытым, искренним и свободным. Когда ты не обманываешь, тебе не нужно помнить, что ты кому-то солгал  - ты просто можешь быть самим собой. И он был самим собой.

 

- А что ему мешало?

 

Страшное самоедство и бескомпромиссность. Он был всегда собой недоволен - тем, как складывался его жизненный путь, его личная жизнь. 

 

Еще он был жуткий разгильдяй. К некоторым вещах, особенно, что касается времени, его организации, Рома, как человек свободный, подходил с щедрой долей свободы - его можно было прождать на репетицию час, это было в порядке вещей абсолютно. Все шутили и прощали, потому что невероятно талантливый человек.

 

Вот как раз та самая работа, когда я ждал его внизу под подъездом тридцать минут и мы должны были ехать еще два часа потом. Я ужасно нарушал все правила дорожного движения, все скоростные лимиты, мы просто гнали на работу, а нас там ждал Боря Плотников, которому мы должны были аккомпанировать. Приезжаем уже через 5 минут после начала мероприятия вместо того, чтобы приехать на настройку, а Боря аккуратно играет под минусовочки. Мы быстро-быстро вбегаем, расставляемся, играем следующую композицию как ни в чем не бывало уже без минусовок. И Боря говорит - спасибо, ребята, у меня как раз минусовки кончились. Все это произошло, потому что Ромку пришлось ждать суммарно минут сорок. 

 

 - Насколько он реализовал себя?

 

Даже если посмотреть на то, что его уход значил для всей музыкальной Москвы -  уже одно это говорит о том, сколько он успел сделать. Но как звезда, которой он без сомнения являлся, Рома не успел себя реализовать во всем потенциале. Ему еще было, что сыграть, он раскрыл не все карты. А вообще-то люди заражались от Ромы свободой - такое у него было качество. Так он был устроен. Почему - кто знает? Такой был Рома - очень свободный человек.